Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Новости

Сожжённые кладбища – в Балее, личная жизнь – на БАМе, Игорь Тэн – в чести: обзор районных газет

Среда, 29 апреля 2009

Отличаясь от всех районок, публикующих короткие сообщения о прошедших в день рождения Ильича митингах, «Балейская новь» находит двухметрового Ленина в огороде.

«В советские годы не было ни одного сколько-нибудь малозначимого населённого пункта, где бы не было улицы Ленина и одноимённого памятника. В самой захолустной станице в покосившейся избе-читальне был как минимум бюст вождя. В нашем городе по улице Ленина построен дом Советов, по-современному – мэрия, проще говоря, Белый дом. При входе в этот дом вошедших скромно приветствовал двухметровый металлический Ильич. Время социализма давно прошло, а он так и стоял, и приветствовал. Абсурдно, не вписываясь никак в новую государственную атрибутику власти. В 2005 году про него вспомнили, т. к. он ничего уже не отражал и по отсутствию идеологического содержания «отправили на пенсию», определив место в краеведческом музее при ДК «Горняк», олицетворять эпоху строительства социализма и былых стахановских побед горняков почившего комбината «Балейзолото». Там он и жил до прошлого лета, до передислокации музея в некогда казачью станицу Повотроицк. При переезде не то про него забыли, не то не нашлось места, как пережитку прошлого, возможно, не простили время расказачивания. Оказался Ильич брошенным на произвол судьбы, художественной ценности, как экспонат, не представлял, а кому нужен пережиток прошлого? Так и лежал он брошенный и ненужный целую неделю», – рассказывают журналисты историю памятника.

Как известно, мир не без добрых людей: «Добрым человеком оказался Колян. Возвращался он, Колян, с работы в пятницу, а Ильич всё лежит как вчера, так и в прошлую пятницу. Остановился, жалко стало Ильича. Вспомнил октябрятскую звездочку, пионерский костер, комсомольцем стать не успел по причине того, что члены ленкома массово, как того требовал их устав, овладели новым мышлением и подались из комстройотряда в строители капитализма к новым прорабам перестройки, и свою контору закрыли. Задумался Николай, глядишь, местные варвары изуродуют скульптуру вождя или сдадут на металлолом. Пожалел и взял к себе жить. Скромные квадратные и кубические метры жилых апартаментов не располагали местом для Ильича, и хозяин определил ему почётное место на территории садово-огородного участка. Так Ильич встал на вахту по новому месту своей прописки, на пригорке под сенью черемухи, которая в мае расцветает, недалече журчит ручей, щебечут птички. Видно не только огород, но и балейские окрестности».

Пожару на городском кладбище посвящена первая полоса «Балейской нови»: «У каждого балейца на кладбище своя тропа – печальная, горькая, трагичная, с воспоминаниями. И вот в эти дни, придя по этой тропе к могилкам на кладбище в г. Балее, берёт каждого оторопь, слезы застилают глаза: по правой стороне вверх прошёл огонь, который уничтожил оградки, памятники, тумбочки, цветы, обезобразил могилки – укор всем живым, их халатности, равнодушию, молчаливому созерцанию содеянного».

«Когда готовился этот материал, – сообщает корреспондент Людмила Фёдорова, – позвонили в пожарную охрану, спросили: «Был ли вызов потушить огонь на кладбище?» Ответ: «Нет, никто не вызывал». Но ведь видели же рядом живущие, что горит кладбище? А что же власть? И это место для усопших должно находиться в безопасности?»

Глава городского поселения «Город Балей» Александр Моторин так прокомментировал этот печальный факт: «Да, знаю о пожаре на кладбище. Надо нашим общественным организациям обратиться к народу с просьбой о сборе средств на ограждение кладбища».

Комментарий корреспондент берёт у специалиста МУПа «Обелиск» Татьяны Овсюковой: «Сгорела территория кладбища на 1,5 га. Пока что не инициировали возбуждение уголовного дела по факту пожара на кладбище. Каждый год здесь случаются возгорания. Разрушают тем самым могилы. А искореженные оградки – это родственники так разъезжают по кладбищу. Каждый день в эти дни мы, работники «Обелиска», выезжаем на кладбище, запрещаем без необходимых мер предосторожности выжигать сухую траву, часто в ответ слышим или грубость, или заверения в том, что всё у них под контролем. Повторяю, людям надо быть внимательными на кладбище, убирая могилки своих близких, не захламлять соседние и территорию возле оградок. Вывозите, пожалуйста, мусор на центральную аллею, откуда мы его собираем в машины. А собирать по всему кладбищу нашим нескольким работникам непросто. Сгоревшие памятники, могилы – дело рук людей: брошенные сигареты и спички, отлетевший уголёк…»

Это же издание рассказывает, как 14 апреля на территории Балейского района дети раздавали водителям чайные пакетики. Это профилактическое мероприятие сотрудники ГИБДД оптимистично назвали «Трезвый водитель». Пятиклассники, по информации «Балейской нови», «вооружились упаковками пакетированного чая, на которых вместо обычной этикетки с названием был прикреплён текст: «За рулем чай, кофе пей. Почувствуешь себя прекрасно! Выпил пива, вина, водки??? Ездить за рулем ОПАСНО!!!»

«Искренние слова благодарности и обещания ребятишкам соблюдать правила дорожного движения – несомненно, лучшая награда для инспекторов ДПС, ведь когда на дорогах города водители не нарушают закон, то и сотрудникам милиции работается лучше», – пишет инспектор ГИБДД ОВД по Балейскому району Иван Щекин. Напоследок старший лейтенант милиции предупреждает: «За управление транспортным средством в состоянии опьянения предусмотрена административная ответственность по ст. 12.8 КоАП РФ – лишение права управления на срок 1,5-2 года».

«БАМ – больше, чем просто воспоминания…» – такой материал по итогам беседы с главой Каларского района Евгением Иващенко появляется в «Северной правде».

Выясняется, что для Евгения Ивановича Иващенко строительство БАМа является одним из самых важных этапов в жизни, о нём он может рассказывать часами… «Этот труд в экстремальных условиях он по-прежнему считает достойным памяти поколений. Такое отношение объяснимо – советская пропаганда 1970-1980-х годов делала всё возможное, чтобы героизировать строительство, она создавала ощущение причастности к «большой истории», вызывала веру в то, что усилия каждого направлены на достижение всеобщего блага… Кроме этого, пребывание на БАМе сулило неплохие по тем временам заработки, возможность карьерного роста, покупку дефицитных автомобилей или путевок «в заграницу» без очереди, наконец, там можно было устроить личную жизнь…» – значится в газете.

Перед тем, как поехать на БАМ, Иващенко принимал участие в реконструкции Ленинградского вокзала. Под его руководством были построены в Москве билетные кассы Ярославского вокзала и багажное отделение Белорусского вокзала. Журналист О.Дузь пишет: «В 1975 году после увлекательных рассказов друга Белавина Валерия Павловича о том, что БАМ превосходит Москву, Евгений Иванович рискнул приехать…Сразу был назначен на должность начальника строительно-монтажного поезда №544, который занимался строительством пятиэтажных домов, всех инженерных сетей и коммуникаций в г. Тында».

«После Москвы было очень трудно привыкать и москвичей не очень любили – практически каждую неделю меня увольняли за невыполнение якобы различных заданий, но, тем не менее, в течение трех месяцев «притирка» произошла, и я стал заниматься строительством. В это время на БАМ прислали первый и последний отряд – 400 человек – условно осуждённых и с ними комендантов в составе 30 человек. Им построили палаточный городок в Тынде, и каждую неделю я ездил к ним для проведения воспитательных работ. Отряд был привлечён к обустройству города. Но они просуществовали недолго, комсомол был предельно возмущён их существованием на БАМе, объясняя это тем, что прецедентов работы заключённых не было, что это комсомольская стройка», – рассказывает Иващенко.

«Северная правда» вспоминает вместе с Иващенко: «После завершения укладки золотого звена началось обустройство и строительство постоянных посёлков. На Куанду высадился десант строителей «УзБАМстроя» Узбекской республики, на Икабью – Грузинской республики. Строители последней республики построили два посёлка – Нию и Икабью, и надо отметить, что они единственные, кто закончил строительство всех объектов до конца.

«Грузины были очень гостеприимны, – вспоминает Евгений Иванович. – В любое время дня и ночи, когда мы проезжали мимо посёлка – а я несколько месяцев, можно сказать, жил в машине – и нам после трудного пути в дороге приходилось останавливаться в Икабье, нас встречали радушно, и всегда для нас был накрыт стол».

Руководитель школьного музея Зоргольской школы в «Приаргунской заре» рассказывает, как юные зоргольцы нашли родных сестёр и брата Назара Губина: «Подвигу героя юные зоргольцы посвятили свою отличную учебу и хорошие дела, о которых мы уже рассказывали читателям в одном из номеров районной газеты. И мы рады сообщить, что нам удалось разыскать и восстановить переписку с родными сестрами Назара Губина Татьяной Петровной, Марией Петровной и братом Афанасием Петровичем, проживающими в Иркутской области. Мы отправили родным нашего земляка памятные календари с видом Зоргола и бюстом Н.П. Губина, рассказали о том, как чтят память о герое его земляки. Татьяна Петровна поделилась своими воспоминаниями о брате, о далёком детстве, и теперь наш рассказ о Назаре Губине дополнится новыми фактами. Она рассказала, как ездили в Ленинград, побывали на месте гибели «огненного экипажа», встречались с однополчанами, их провезли по улицам, носящим имена героев».

«Советское Приаргунье» патриотично описывает прелести села Олочи под заголовком «Утопающие в навозе»: «При подъезде к селу открывается картина неблагоприятная. Куда ни посмотришь – всюду кучи навоза. По улицам, возле ворот домов, магазина. Не найдешь даже маленького «пятачка» без коровьей «лепёшки». А сколько его возле конторы. Наверное, коровки из близлежащей фермы подходили к ней и просили чего-нибудь поесть. Машина словно проходит испытание на тренажёрах. Подпрыгивает на этих кучах как сумасшедшая. Сейчас объявлен месячник по очистке сел от мусора. Но считают ли жители с. Олочи навоз мусором? Очистят ли территорию от него хотя бы у ворот своих домов? В каждом селе держат КРС, свиней, лошадей, но такой картины я не видела нигде. Кругом – навоз, навоз, навоз».

Краснокаменская «Слава труду» к дню памяти чернобыльской аварии вспоминает «отголоски командировки в ад»: «Многие читинцы и краснокаменцы, отдавая силы, знания, опыт и главное – собственное здоровье, ликвидировали последствия этой аварии. А позже, вернувшись домой, оказались один на один с произволом чиновников, неожиданно появившимися заболеваниями и равнодушием работников соцзащиты и здравоохранения. Не раз и не два доводилось слышать чернобыльцам: «Мы вас туда не посылали!» От них тогда тщательно скрывались и искажались законы, касающиеся каких-либо льгот, положенных ликвидаторам аварии. В полном объёме ими воспользовались те, кто был ближе к власти. А многих краснокаменских ликвидаторов аварии на ЧАЭС постигла иная участь: их чернобыльские документы и медицинские карты исчезли вместе с похищенным в октябре 1995 года служебным автомобилем ОБ № 4. До сих пор им приходится доказывать, что они действительно участвовали в ликвидации этой ужасной аварии, и добиваться положенных льгот. И нелёгкая битва чернобыльцев нашего уранового города за свои права продолжается. Но скольких моральных и физических сил это стоит, учитывая их подорванное здоровье!»

«Чтобы хоть как-то защищать свои права, отстаивать интересы и помогать своим собратьям, краснокаменские чернобыльцы объединились в общественную организацию «Союз «Чернобыль». Только единство и взаимная поддержка помогают им в нелёгкой жизни. Всегда на страже наших интересов остаётся центральный совет «Союза «Чернобыль» России. Наша организация будет обращаться в местный Совет и Законодательное собрание края с предложением о внесении в закон пункта «О социальной поддержке чернобыльцев», – пишет Юрий РЮМИН, участник ЛПА на ЧАЭС.

На страницах газеты «Улётовские вести» культработникам и жителям села Доронинское хочется сказать слова благодарности депутату Законодательного Собрания Забайкальского края первого созыва Игорю Тэну: «Неоднократно культработники Доронинского ДЦ обращались за помощью к Игорю Владимировичу и ни одного отказа со стороны Игоря Владимировича не было. Сначала он нам помог приобрести акустическую аппаратуру в ДЦ, и в очень короткие сроки – ведь приближался праздник «Июльские гуляния» – были выделены немалые денежные средства, и культработники приобрели аппаратуру. Через некоторое время нам снова пришлось обратиться за помощью к Игорю Владимировичу, в ДЦ не было фотоаппарата, а он крайне нужен в работе. Игорь Владимирович подарил нам цифровой фотоаппарат».

«Игорь Владимирович – человек слова, что обещал, то выполнил! Это добрый, контактный человек, к которому может обратиться любой, он ни от кого не отвернётся, – рассказывают авторы письма. И напоминают. – В июле 2009 года села Доронинское будет отмечать свой 300-летний юбилей, и Игорь Владимирович обещал нам помочь пошить костюмы для народного ансамбля песни и танца «Сударушка». Надеемся, и здесь Игорь Владимирович сдержит свое слово. Огромное человеческое спасибо Вам, Игорь Владимирович, за Ваши добрые дела! Желаем здоровья, удачи Вам, Вашей семье! И надеемся на дальнейшее сотрудничество».

В «Знамени труда» можно прочесть, как сказался кризис на традиционной легкоатлетической эстафете на приз газеты «Знамя труда»: «Положение об эстафете будет опубликовано в ближайшем номере газеты. Так как в этом году на её проведение денег не выделено, все расходы, в том числе и на горюче-смазочные материалы, ложатся на командирующие организации. Заявки на участие в эстафете принимаются до 5 мая».

Следуя то ли примеру президента с губернатором, то ли – букве закона, «свежевыбранный» глава Красночикойского района Михаил Куприянов публикует в «Знамени труда» решение совета муниципального района о своём денежном содержании.

Желающие читатели «Знамени труда» могут то есть высчитать зарплату своего главы: «Должностной оклад – 5 200 рублей. Надбавка за особый режим работы – 220% от должностного оклада; за работу со сведениями, составляющими государственную тайну – 50% от оклада; квалификационная надбавка – 35%; ежемесячное денежное поощрение в размере 200%; надбавка за учёную степень кандидата экономических наук – 15%; материальная помощь при предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска в размере трёх должностных окладов; надбавки за работу в местностях с особыми климатическими условиями – 70% от должностного оклада вместе с надбавками». 50 180 рублей у меня получилось. Без материальной помощи.

Обзор подготовила Екатерина Шайтанова

Источник: Читинский Городской Портал