Рейтинг СМИ

Посетите рейтинг сайтов СМИ. В рейтинге учавствуют лучшие СМИ ресурсы.

Перейти на Рейтинг
Home » Cобытия

«Вечерний Улан-Удэ-Неделя»: У пятнадцати доярок Оёра положительные анализы на бруцеллез

Понедельник, 4 апреля 2011

В селе Оёр Джидинского района Бурятии зафиксирована вспышка бруцеллеза у крупнорогатого скота. На местной молочной ферме забит весь взрослый скот, за исключением телят. Но и их осенью постигнет та же участь, так как они находились в контакте с больными животными. Но и это еще не самое страшное. У пятнадцати доярок фермы, среди которых есть беременная женщина, анализы на бруцеллез дали положительный результат

Когда весть разнеслась по селу, многие доярки в этот же день бросили работу и ушли. Оставшихся заставляли продолжать доить коров. В итоге несколько семей остались абсолютно без средств к существованию и страхом за свою жизнь.

– Утром летом в пять утра подъём и на ферму, – сказала Татьяна Овчиникова, работавшая на ферме с 1992 года, – зимой чуть позже. Работали, получали зарплату пусть и мизерную, но хоть всё ж хоть такую. Семью-то кормить надо. У меня пятеро детей. Сейчас у нас зарплата была максимум 2800 рублей, и этого мы лишились. Мы и знать не знали, что на ферме такое творится. С города приехали и нам сказали…

Своим горем делится коллега Татьяны Любовь Крюкова. Она сетует на то, что ещё давно обращали внимание директора фермы на скот. По ее словам ,коровы давно стали случаться частые выкидыши.

– А нам говорили, что все это от плохого корма – говорит она. – или от того, что мы их путем не выгуливаем. Скрывали, видать. А сейчас целый гурт извели! На что нам жить? У меня четверо детей, ученики. Муж тоже не работает.

У Светланы Юсуповой двое детей. Муж также как и она не работает. Жить, признается женщина, просто не на что. Если раньше работницам фермы в местном магазине давали продукты в долг, то теперь, зная, что они остались без работы, им стали отказывать.


– Раньше мы хоть в совхозе могли взять той же муки на хлеб, то теперь нам и там отказывают, и в магазине не дают – жалуется Светлана. – Директор фермы Степан Матвеевич Филипов нас попросту избегает. Мы ходили, просили у него работу, он нам напрямую заявляет, чтобы мы увольнялись и искали себе другую работу. Ничем помочь он нам не может. А сейчас просто нас избегает, когда мы к нему приходим ,он садится в машину и уезжает.

Женщины утверждают, что их начальник, хоть и заявляет об увольнении, однако трудовые книжки сотрудников выдавать не спешит. А они, в свою очередь, из-за этого не могут встать на учет на биржу труда, чтобы получать пособие по безработице.

– Нам подсказали, что начальник в таком случае должен нам выплатить зарплату за три месяца, – продолжает Светлана Юсупова. – Мы же не виноваты, что скот заразился такой болезнью. К тому же мы сами под риском заражения. И куда нам обращаться, жаловаться? Кто нам поможет?

Бруцеллез в частном секторе села Оёр зафиксирован еще в 2009 году. Тогда жители села из личного подворья вывели практически весь скот, включая кошек и собак. По слухам, источником инфекции была все та же мясомолочная ферма. И хотя многим оерцам от скота пришлось избавиться, злополучная ферма продолжала функционировать, поставляя молоко и мясо на продажу вплоть до февраля 2011 года. Однако, как отмечают специалисты, зараженное молоко и мясо при термической обработке становится безопасным для человека. Так, из этого мяса местные производители делают колбасу и консервы. А тот скот, который находился в контакте с больными животными, к осени также будет забит, а мясо пойдёт в свободную продажу мяса на рынках и магазинах города.  

Владимир Вершинин, и.о. начальника джидинского филиала республиканского государственного учреждения ветеринарии заверяет, что при забое скота тщательно исследуется мышечная ткань положительно реагирующего (зараженного) животного. Если она не изменена, страшного ничего нет. Утилизируются только внутренние органы. Специалист подтверждает, что плановые исследования, взятие крови у коров ОАО совхоза Оёрский 22 февраля показали наличие бруцеллеза крупнорогатого скота.

– Оказалось 41 положительных и 10 сомнительных проб, – говорит Владимир Вершинин, – коровы были забиты на мясокомбинате, и в связи с тем, что был большой процент поражения принято решение сдать весь скот. Далее начали исследовать индивидуальный сектор Оера, там было обнаружено три положительно отреагировавших головы. Они также были забиты. После этого было исследованы все другие виды животных, у восьми собак диагноз подтвердился, остальные виды животных дали отрицательный результат. На этом по первому разу исследования были завершены, завтра начинаются исследования по второму разу.

Вокруг проблем села Оёр поднимаются нешуточные скандалы. Районная прокуратура начала проверку. Результаты пока еще не известны. Но известно уже то, что начальник джидинского филиала республиканского государственного учреждения ветеринарии ушел в отпуск с последующим увольнением.  

Журналисты попытались связаться с директором молочной фермы, он категорически отказался разговаривать, сославшись на то, что в данный момент находился в министерстве сельского хозяйства, где решал возникшие проблемы.

В территориальном отделе управления Роспотребнадзора по РБ в Джидинском районе ответили, что информация по факту заражения людей бруцеллезом неправильная.

– Положительная реакция которую показали исследования в лаборатории бывает у привитых людей, – объяснила Бимба Нимаева, начальник территориального отдела управления Роспотребнадзора по РБ в Джидинском районе – данным людям делались прививки в свое время, точнее в 2008 году, до начала вспышки, вот они положительно и реагируют. Это аллергическая реакция. Когда идет наблюдение, просто отслеживается рост антител. Ни о каком заражении пока речи не может быть. Эти люди будут у нас на диспансерном наблюдении, через каждые полгода обследоваться.

Вот так по словам начальника, все легко и просто. Однако как утверждают сами оерские доярки, никаких прививок от бруцеллёза им не ставили ни раньше, ни сейчас.  

-У нас брали только кровь на анализы, а прививку не ставили, – в голос заявляют доярки.

Кроме того, почему-то только после того, как ферму закрыли, в отделении Роспотребнадзора по джидинскому району, директору дали предписаниям, согласно которым, он должен обеспечить работников спецодеждой и условиями личной гигиены. Когда же ферма начнет работать, пока не известно. И будет ли она работать вообще? Степан Филиппов пообещал людям, что возможно к осени он запустит работу. Однако, сами работники недоумевают, ведь по всем правилам, после бруцеллеза, помимо сложных мероприятий по дезинфекции, нужно чтобы прошло как минимум три года, после чего будут браться вновь пробы в почве. А пока жители села Оёр остаются по-прежнему без работы. и надеются, что болезнь всё-таки не даст о себе знать. А вот правды уже найти не надеются.  

– Нам директор сказал, что это наши проблемы, хотя нам многие подсказывают, что раз такая ситуация произошла нам должны за три месяца заплатить зарплату. Если бы попали бы под сокращение, мы хоть встали на биржу труда, нам бы выплачивали пособие, а директор нам даже трудовые не отдает и видеть не хочет. Мы приходим, он садится в машину и уезжает, будто не видит и не слышит нас. Сейчас директор говорит, что будет нас заставлять все полностью убирать на ферме обработку делать опять же за копейки убирали всю заразу. И может быть осенью он поставит гурт на место. Но как мы слышали что три года не положено, – говорит Светлана Юсупова, сообщает «Вечерний Улан-Удэ».

Источник: Все новости – Бизнес-Б информационный центр